Журнал Ольги Буториной (olga_euro) wrote in 385_division,
Журнал Ольги Буториной
olga_euro
385_division

Category:

Командир боевого расчета Артём Семёнович Дунин

Историю своего отца, пулеметчика, командира боевого расчета Артёма Семеновича Дунина, воевавшего в составе 3-ей пулеметной роты 3 стрелкового батальона 1270 полка 385 стрелковой дивизии 10 армии Западного фронта, рассказывает Виктор Артёмович Дунин, ныне пенсионер, в прошлом военный летчик и дипломат.

Артемий Дунин принял свой последний бой 18 августа 1943 года на реке Песочная в районе н.п. Кресты. Накануне в ходе упорных боев 385 дивизия вышла на рубеж Анновка - Латыши и стала преследовать отходящего противника.

Артем Семенович  Дунин после  эвакуации скота на восток и мобилизации лошадей колхоза 9 августа 41-го был призван Рогнединским районным военкоматом Орловской области. Ему тогда шел 44-й год. Немецкие войска уже подходили к Сеще и Дубровке. С Артемом в военкомат прибыл и его 16-ти летний сын Миша.  Отец и сын были направлены в Приволжский военный округ в город Саратов, где  базировалось управление округа. Артем ранее в армии не служил и не имел военной подготовки.  Мишу определили на курсы шоферов при воинской части, а Артема в учебную  часть, которая располагалась  в стенах железнодорожного училища.
Артем в течение почти трех месяцев проходил военную подготовку. Осваивал станковый пулемет «Максим».   В пулеметчики отбирали сильных, мужественных и выносливых солдат. Только рабочий вес  пулемета  (без патронов) составлял около 65 кг. Перемещать такой груз по полю боя под огнём было непросто. Офицеры при обучении наставляли, что по опыту прошлых войн «для наступающего противника пулемёт и его расчёт были лёгкой мишенью, если часто не менять  позиции и при этом не прекращать огонь пулеметов». В наставлениях также указывалось, что «станковый пулемет в открытом бою недоступен для пехоты противника, пока есть патроны и жив хотя бы один пулеметчик».
Как вспоминает Миша, который поддерживал с отцом переписку вплоть до своего выпуска из училища,  Артем никогда не жаловался и стойко переносил нагрузки.  В полку специально не разрешали на чем-либо перевозить станковые пулеметы.  Ежедневные выходы в поле происходили, как правило, очень рано, и всю механическую часть пулемета приходилось нести на своих плечах. В этом случае пулемет разбирали на три части, и каждому номеру боевого расчета нужно было  нести по очереди до двадцати килограммов веса.
Молодые бойцы очень уставали, всегда хотели спать, постоянно ходили сонные.  Артем всегда поддерживал морально и физически красноармейцев, зная, что и его сын скоро будет в таком положении. И бойцы, в свою очередь, понимали, что без трудностей невозможно было подготовить боевой расчет пулемета.
Овладев разборкой и сборкой пулемета до мышечного автоматизма и сдав зачет по прицельной стрельбе, Артем получил военно-учетную специальность – ВУС-2 «пулеметчик».  В целом пулеметный расчет состоял из пяти человек.    Он включал командира отделения – сержанта; наводчика (первый номер  расчета); помощника наводчика (второй номер расчета); подносчика патронов; ездовой (повозочный).Последний отвечал за транспортировку пулемета и снаряжение лент патронами и находился в распоряжении командира взвода.
На основании архивных документов установлено, что Артем Дунин в ходе Спас-Деменской (проводимой в рамках Смоленской) наступательной операции находился в составе 3-ей пулеметной роты 3 стрелкового батальона 1270 полка 385 стрелковой дивизии 10 армии Западного фронта.
Что касается писем, которые получал Миша и семья после создания Кировского коридора между 10-й армией и партизанами на оккупированной территории, то в них Артем мало что писал о себе, а тем более о части. Как вспоминал Миша, письма ему всегда начинались так: «Во-первых строках своего письма хочу сообщить, что я жив и здоров и того тебе желаю». В остальном короткий текст содержал наставления и пожелания сыну,  зная, что Миша был отчаянный и рискованный юноша. А дальше шли приветы всем членам семьи, у которой Миша снимал койку, и всем знакомым. О себе почти ничего не писал. До 43-го года с семьей связи не имел, так как она находилась на оккупированной немцами территории.  Письма, которые передавали партизаны от Артема из-под Кирова, зачитывались сразу при получении и  уничтожались, чтобы скрыть связь с партизанскими отрядами. Поэтому в дальнейшем, при описании боевого пути дивизии, автор будет указывать лишь на принадлежность Артема к 1270 полку и пулеметной роте 3-его батальона.
З85 дивизия 8 августа 1942 г. вновь вошла в боевой состав 10 армии. Дивизия в основном несла службу в боевом охранении. Такие действия подразделений полков  позволяли исключить возможность внезапного нападения немцев, а также не допустить  разведывательно-диверсионных действий противника в местах дислокации дивизии и то же время самой вести разведку.
В августе 1943 года 1270 полк  был подготовлен к проведению   наступательной операции. Она проводилась с целью разгрома спас-деменской группировки немецких войск и создания условий для последующего наступления на Снопот – Красная Калиновка – Пацынь – Кричев.
В ходе упорных боев 385 дивизия к  15 августа вышла на рубеж Анновка, Латыши  и стала преследовать отходящего противника. Безвозвратные потери составили: 1266 полк –  227 человек, в том числе – 14 офицеров; 1268 полк – 145 и 10 соответственно.
1270 полк за овладение нп Кресты вел бои в течение 16 и 17 августа и вышел на исходное положения  для  наступления в составе дивизии на день раньше других полков. Вечерние немецкие донесения  17 августа гласят:  «У нп Веселый (1км зап.Кресты) и нп Новый Приют  были отражены слабые атаки (численностью до 2 рот). Ныне нпВысокое объединило исчезнувшие названия сел Веселый и Кресты.   По погодным условиям  1266 и 1268 полки отставали на сутки по выходу на рубеж. Погода на 18 августа: « Прохладно, дождливо. Дороги отчасти размыты». 330 дивизия, действующая слева, также не вышла на исходный рубеж для последующего наступления. По немецким разведывательным сведениям на 17.08. установлено:  «330 сд (1111 сп и 1113 сп)— восточнее нпГуриков (15 км зап.-сев.-зап. г. Киров)».  
Группа разведчиков  Несветова в ходе ночного рейда с 17 на 18 августа обнаружила сосредоточение сил противника с легким вооружением севернее нпГурикова (на реке Песочня 4 км юго.-вост. Кресты). Такое расположение войск противника создавало угрозу окружению 3-его батальона, действующего на левом фланге 1270 полка. Командир батальона принял решение перебросить навстречу в район Песочная (1км юго.-вост. Кресты) пулеметную роту с задачей отсечь кинжальным огнем наступающую с тыла группировку противника численностью более 100 человек.  Роте были приданы наводчики орудий и минометов,  стрелки охраны повозок. Скрытно установив  пулеметы на ночные позиции, командир  роты на местности определил  ориентиры огня каждому пулеметному расчету.
Два взвода (6 станковых пулеметов), используя сараи и подвалы для огневых позиций, находились в первом эшелоне.  Один взвод был оставлен в резерве на случай прорыва противником первой линии огня.  С пулеметов были сняты щиты и колеса, чтобы не демаскировать огневые точки, и быстро можно было менять позиции. Кроме основных позиций, для каждого пулемета были выбраны запасные  с безопасными путями сообщения между ними. Каждому пулемету командир определил только одно направление стрельбы.
Для немцев массированный пулеметный огонь на дальность проникновения немецкой группы было полной неожиданностью. Передовая немецкая разведывательная группа не обнаружила замаскированные боевые позиции пулеметчиков. В глубине разведгруппу взяли  стрелки из охраны. Немцы залегли и открыли ответный массированный огонь по обнаруженным огневым точкам. Пулеметы замолчали. Но как только немцы предприняли новую контратаку,  пулеметы уже открыли  огонь с новых позиций.
Немцы трижды ещё предпринимали контратаки, но боевые расчеты 3-ей пулеметной роты сдерживали своим огнем противника. Немцы вынуждены были отойти и покинуть поле боя. Промедление могло  обойтись для них окружением уже нашими восками со стороны Гурикова. Разведсводка немцев за 18 августа штаба группы «Центр» гласит: «Бои продолжаются. Западнее Гурикова два батальона противника (330 сд) проникли в район леса. Обстановка здесь еще не выяснена».
Возможности пулеметчиков ограничивало  то обстоятельство, что бой происходил в лесистой местности, где между деревьями окружающее пространство видимости уменьшалось до  100—150 метров.
Гитлеровцы действовали напористо, прячась за деревьями и шаг за шагом сокращали расстояние до огневых позиций.  Трудность обороны в лесу состояла в том, каждый пулеметчик имел только строго определенный сектор обстрела. Командиру роты пришлось своевременно перемещать боевые расчеты на наиболее угрожаемые участки. Пулеметный взвод, оставленный в резерве, сыграл решающую роль в отражении немцев, которые пытались обойти нп Песочная слева.
Командир отделения,  командир боевого  расчета, Артём  Семёнович Дунин был перезахоронен на солдатском (городском) кладбище в городе Спас-Деменске (1957 г.)  и его имя увековечено на памятной доске (2011г.).  В ходе поисковых работ в деревне Песочная в захоронении была найдена гильза пулеметного патрона  с запиской «Дунин Артемий Семенович 1909 г.р.». Скорее всего, товарищи по боевому расчету, не зная точную дату рождения, успели положить в одежду погибшему  Артему гильзу-медальон. Остальные  пулеметчики, захороненные в деревне Песочная, остаются неопознанными.

Tags: 1943, бойцы дивизии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments