April 8th, 2013

pilotka

Ветеран дивизии Николай Ефимович Ковалев

Николай Ефимович Ковалев - один из немногих ныне здравствующих ветеранов 385-й стрелковой дивизии, в которой он воевал рядовым с 1943 года до победного мая 1945 г. Ныне Николай Ефимович живет в Москве, окруженный заботой детей и внуков. Полный текст интервью был впервые опубликован на сайте "Я помню" 26 июня 2010 г.  Запись интервью и литературная обработка текста А. Орлова. По указанной ссылке можно таже найти ответы на вопросы и наградные листы ветерана.

Я родился на Смоленщине, в Рославльском районе в 1925 году. Детство наше было тяжелое, потому что семья была большая, а потом были перемены в стране, я могу сказать, что хорошо помню голодовку 32-33 года, когда были засухи. Вскорости, в 40 году была война в Финляндии, и наши родственники были на фронте. После этого в Польше также произошли перемены, были ранены наши родственники. Взрослые, старики все время читали газеты о том, что неприятности у нас и со стороны Дальнего Востока, мы очень интересовались этим. В 41 году началась война, я хорошо это запомнил, председатель колхоза приехал из Рославля и говорит - передали по радио о том, что началась война. С мая 41 года нас заставляли работать. Какие работы? Аэродромы полевые - выкорчевывали лес, работали ночью только, потому что днем никакой работы, и углубляли реку Сошь, это между Шумячья и Кричевом. Там работало три района, мы так же возили туда питание для рабочих, а когда уж началась война, тут же бросили работы эти (на аэродроме и копать Сошь). kovalev

Вскоре нас попросили поехать в качестве извозчиков на аэродром , он раньше назывался Шумовский, сейчас нет его. Было дано указание уничтожить склады, потому что время уже военное, немцы стали бомбить, приближались уже к этому месту, и чтобы не досталось немцам, стали взрывать бензохранилища, сжигать обмундирование, в общем, все военные склады наши сожгли. А скот гнали! Столько скота выгоняли с запада на восток - это невозможно было! В то время хороший был урожай, погода была солнечная. Когда уже стали войска наши идти на Запад, дороги все были забиты и скот редко когда через мост переправляли, а то настил делали и пускали по нему, и много потопили, безвыходное было положение. Когда немцы пришли уже, оккупировали, они, конечно, хозяйничали, как хотели. Придут, спросят: «Матка, блох-клоп есть?» - Это чтоб блох и клопов не было: «Матка, яйки есть, сало?», и они это все брали. Когда захватили Рославль, Смоленск, самый был наплыв немцев, они стремились быстрей к Москве. Ну а мы стали скрываться: в лесу, в болотах. Они иногда приезжали, дают указание пожилым: загрузите сено на повозки, а кто не станет - они расстреливают. Мародерство было большое.

Когда уже в 43 году я призвался из Рославльского района, нас спросили: стрелять можешь? Ооо, да! Мы из пулемета стреляли, из винтовки, даже пушки некоторые ребята заряжали. Там в оврагах было много техники, которую наши бросили, и в плен попали все. Мост взорвали наши, чтобы немцы не успели переправиться... Ну нас прямо сразу на передовую: раз умеешь владеть - тут же, на второй день мы пошли на фронт, и еще не дошли до переднего края, как двое наших погибли. Каким путем? Нам разъяснили: идти друг за другом, только шаг в шаг, потому что дороги были заминированы, а нам приходилось идти рядом, оттого что местность болотистая. И наступили ногой на мину, двое, которые были рядом - погибли.

Collapse )