February 28th, 2018

pilotka

Воспоминания командира 1268 СП подполковника Л.И. Нестерова. Часть 1.

Воспоминания Леонида Ивановича Нестерова, подполковника, командира 1268 стрелкового полка 385-й стрелковой дивизии
Воспоминания записаны в тетрадь в 1978 г., а затем перепечатаны на пишущей машинке. На машинописном оригинале рукой автора сделаны отдельные исправления и вставки. Внук ветерана Ян Валерьянович Андреев, проживающий в Санкт-Петербурге, отсканировал машинописные листы и передал их Сообществу 385-й дивизии 26 октября 2017 г. Он разрешил распространять воспоминания деда любыми средствами и на безвозмездной основе. Оригинал содержит 65 страниц, из них не были отсканированы страницы 17-31, не относящиеся к боевому пути Л. И. Нестерова в 385-й стрелковой дивизии. Компьютерный набор бесплатно выполнила Валентина Васильевна Тяжелова в декабре 2017 г. Написание географических названий не выверялось.

ПРЕДВОЕННАЯ ОБСТАНОВКА В ГАРНИЗОНЕ И НАЧАЛО ВОЙНЫ

Перед Великой Отечественной войной 49-я краснознаменная стрелковая дивизия входила в состав 4-ой армии и своими частями располагалась в СЗ – 50 километрах северо-западнее города Брест.

Наш 15 стрелковый полк, находясь в первом эшелоне дивизии располагался в лесу полтора километра западнее д. Вулька, в восьми километрах от границы, в 37 километрах северо-западнее г. Бреста. Все подразделения и штаб полка размещались в полуземлянках барачного типа. В стрелковых батальонах помещения были большие5, в каждом их которых полностью размещалась рота. Полк был укомплектован по опытному штату военного времени. В каждом батальоне было по три стрелковых роты, рота автоматчиков, пулеметная рота (12 станковых пулеметов), минометная рота (9 минометов 82 мм), взвод ПТО (4 орудия 37 мм), взвод связи и хозвзвод. Как средства усиления стрелковых батальонов полк имел: батарею 76 мм орудий (6), батарею 120 мм минометов (6), батарею 37 мм орудий (6-9), саперный взвод, роту связи и подразделения обслуживания.
            15 СП, как и другие полки дивизии, был на обозной «технике». Только в стрелковых батальонах на штатном довольствии состояло по 64 лошади, артподразделения тоже были на конной тяге. Транспортная рота имела десятки конных повозок, а автомашин только 4…

Весной 1941 года среди местного населения, да и в гарнизонах усилились слухи о войне, о готовящемся нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Нашим офицерам, живущим в деревнях, задавались вопросы: «готовы ли войска дать отпор немцам?» Эти слухи приносились в часть, подразделения, обсуждались среди друзей… Но громко об этом говорить было нельзя – считалось нездоровым настроением, ибо наш девиз был: «войны мы не хотим, но в бой готовы и воевать будем только на чужой территории, а своей земли ни вершка не отдадим». Такое убеждение вселяло в сознание некоторых военнослужащих не бдительность и готовность дать отпор врагу, находящемуся всего лишь по другую сторону реки Буг, а самоуверенность, надеясь на заключенный с Гитлером договор.

Да, войны мы не хотели, но и не были по-настоящему к ней готовы, несмотря на создавшуюся на границе угрозу. Об этом говорят факты существующей тогда действительности:
- Несмотря на хорошую выучку и высокий моральный дух кадрового состава, полки не могли дать должный отпор врагу. Граница на нашем участке не была подготовлена для стойкого сопротивления. Войска не имели возможности использовать укрепрайон. По восточному берегу реки Буг были проделаны замечательные бетонированные огневые точки, но в них не было материальной части и боеприпасов, а, значит, и не закреплены расчеты.
- К моменту нападения на нас фашистских войск во всех стрелковых полках дивизии были на лицо по два стрелковых батальона, а по одному батальону от каждого полка находились в укрепрайоне на оборонительных работах по постройке ДОТов. Они не имели при себе боеприпасов, за исключением комплекта для несения караульной службы по 15 патронов на человека из расчета на два стрелковых отделения. Батальоны были абсолютно небоеспособными. Оказать сопротивление не могли и не было чем, а поэтому были частью побиты, а частью рассеяны по лесам. Внезапный удар приняли на себя пограничники, сражавшиеся героически и самоотверженно.
- В мае месяце сверху было дано указание – на главной линейке полка покрасить стволы деревьев белой краской, что усилило демаскировку нашего расположения с воздуха. А в июне месяце немецкие «фокевульфы» и «хейншели» несколько раз нарушали нашу границу, появлялись над расположением части с явно разведывательными целями, но открывать огонь по ним не разрешалось. Посты ВНОС ограничивались лишь фиксированием этих нарушений и докладами вверх.Collapse )

Продолжение следует.