?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания М. Сорокина, председателя совета ветеранов 385-ой Краснознамённой, ордена Суворова II степени, Кричёвской стрелковой дивизии. 1270-ый полк этой дивизии формировался в западной части Чуйской долины, в том числе из мобилизованных в селе Беловодском. Воспоминания опубликованы в газете «Вечерний Фрунзе» в 1980-х годах. Статья попала ко мне уже вырезанной из газеты, поэтому точный номер и дату выхода газеты, к сожалению, указать не могу.

После того, как началась война, во Фрунзе приступили к формированию 385-ой стрелковой дивизии. Меня назначили помощником командира взвода отдельного сапёрного батальона. С этого момента моя судьба слилась с сотнями судеб других солдат, и выбыл я из дивизии лишь после ранения в одном из боёв. Пополнявшие подразделение – рабочие, колхозники, служащие и молодёжь, едва начавшая овладевать азами мирных профессий, – упорно изучали военную технику и тактику, готовя себя к смертельной схватке с фашистскими захватчиками. Активно велась у нас агитационно-массовая работа. Мы проводили политинформации, организовывали политзанятия, выпускали стенгазеты.

Настрой у людей был высокий. Помню комиссара батальона Фёдора Фёдоровича Чепурных. Капитан, бывший работник Ошского облвоенкомата, он очень умно  и доходчиво выступал перед людьми, умел организовать их, поднять дух солдат. В первую очередь мы должны были укомплектовать транспорт. В каждом колхозе существовал, так называемый, фонд Красной Армии – кони, повозки, упряжь. Колхозники поставляли их нам, а мы определяли качество. Тут нам неоценимую помощь оказал майор Абросимов – помог его большой опыт в этом деле. Казалось бы, мелочи, а ведь солдат необходимо было обеспечить всем: от пушки до иголки. За несколько месяцев дивизия приняла боевой вид. Мы приняли присягу, дав клятву Родине и партии в том, что будем не щадя жизни драться с врагом.

7-го ноября началась погрузка в вагоны и отправка эшелонов в Московском направлении. Немцы шли на Саратов, стремясь отрезать Москву с юга. Стояли уже морозы, когда мы прибыли в Саратов. Нас разместили в казармах и направили на укрепление обороны города. Затем нашу дивизию перебросили под Москву, в район  Подольска – Домодедова. В начале 1942 года мы преследовали противника уже на территории Калужской области. Дивизия понесла большие потери от авиационной бомбёжки, но продолжала идти вперёд. В районе станции Барятино Калужской области фашисты закрепились. Завязались ожесточённые бои. Мы вновь понесли большие потери. Положение осложнялось тем, что не хватало продовольствия, не вовремя доставлялись боеприпасы. Однако наши бойцы не дрогнули.

В середине мая дивизию вывели на пополнение. После этого под городом Людиново Калужской области мы сходу заняли несколько населённых пунктов – Космачи, Загоревку, Гусевку. Далее в этом районе длительное время обе стороны находились в обороне. Осенью 1943 года в наступательных боях мы вышли к реке Сож в Могилёвской области Белоруссии. Войска были сосредоточены в лесу, готовили средства переправы – мосты, плоты, лодки. После нашей тщательной разведки на рассвете 29-го  сентября дивизия форсировала реку и двинулась на город Кричёв. Несколько других полков шли в обход города. Немцы почувствовали, что они могут попасть в «котёл» и попытались отступить. Бои продолжались и на следующий день. Отступление противника по железной дороге было отрезано. Здесь успешно сражался полк, которым командовал фрунзенец  майор Коновалов. Город освободили. Москва салютовала нам, и, как известно, нашей дивизии было присвоено наименование «Кричевская».

Немало уже написано за эти годы  о боевом пути кричевцев. Мы продолжали с боями двигаться по белорусской земле. Мои однополчане громили фашистов под Минском, затем вступили в Польшу. Особенно ожесточённые бои шли под городом Ломжа на северо-востоке Польши и на Мазурских озёрах. Дивизия принимала участие во взятии Данцига (Гданьск), затем двинулась на реку Одер и дошла до Эльбы. Я бережно храню фотографию, запечатлевшую встречу с воинами союзников на этой реке. На снимке генерал американских воздушно-десантных войск вручает награду командиру нашей дивизии генералу Митрофану Фёдоровичу Супрунову.

Мне не довелось дойти до Днепра, за форсирование которого девять кричевцев были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Но их имена мне никогда не забыть: Михаил Павлович Докучаев, Маркел Егорович Шаров, Михаил Ермолаевич Волков, узбек Шада Шаимов. Многие ещё живы сегодня. Среди них Иван Васильевич Чещавин, он живёт ныне в Моршанске. Тогда это был восемнадцатилетний парнишка, комсомолец, молчаливый и отчаянно смелый, из тех, кому страх, казалось, неведом. Он пришёл к нам с оккупированной территории, и память о жутких зверствах  фашистов, издевавшихся над беззащитными людьми, неудержимо звала его в бой, к мщению. Какое бы задание ни требовалось выполнить, он всегда первым говорил: «Давайте я сделаю». И делал.
Мой взвод ходил в разведку – расчищал солдатам заминированный путь. Перед очередной вылазкой называю фамилии тех, кто пойдёт со мной, а он выйдет вперёд, уставится на меня большими глазами и ждёт. Последний раз на войне  я видел Ивана в Белоруссии на реке Ресте. Он пошёл на заминированный мост первым, я – за ним. Иван успел обезвредить мины, обрезал провода, но немцы нас увидели и из дальнобойного орудия ударили по мосту. Прямое попадание, и пролёт, под которым мы укрылись, целиком взлетел на воздух. Я, раненый в голову, очнулся уже в госпитале. Прошло тридцать лет. Я нашёл Ивана Чещавина, мы встретились. «Знаешь, – сказал он мне, – а ведь я тебя тогда из реки вытащил». Помню, как умело водил в наступление батальон, как дерзко преследовал врага Михаил Докучаев. В отличие от Чещавина, он был тогда шумным, говорливым. На Днепр его батальон вышел первым. Сейчас Михаил Павлович живёт в Москве.

Отыскав друг друга, мы, те, кому посчастливилось выжить в этой войне, не теряем связи по сей день. Многие кричевцы, живущие в других городах, приезжают сюда. Бываем в дальних поездках и мы, фрунзенцы. Много встречаемся с молодёжью, школьниками. Как все ветераны, считаем своим святым долгом участвовать в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Источник: http://belovodskoe-muh.ucoz.ru/publ/po_imeni_goroda_krichjova_385_krichjovskaja_divizija/1-1-0-96

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
zhukov_98311
18 окт, 2011 13:16 (UTC)
Неточности
В статье имеются неточности.
Среди Героев Советского Союза указан Маркел Егорович Шаров, на самом деле он Маркел Потапович, далее Чещавин Иван Васильевич, правильная фамилия ЧещаРин. В статье упоминается Шада Шаимов, а правильно Шаймов Шады.
Наградные выложены на ПодвигНарода. Плюс имеется двухтомник "Герои Советского Союза".
На подвигнарода проверить не трудно - вводите фамилию и награду герой советского союза и выводится документ.
olga_euro
18 окт, 2011 17:09 (UTC)
Re: Неточности
В документах, полученных из музея им. Фрунзе города Бишкека Шаров тоже назван Маркелом Потаповичем. Чешарин Иван Васильевич, зато указан Шаимов Шады (причем такое написание встречается дважды). Думаю, здесь не надо искать правды. Фронтовые письма Смирнова отправлялись в селение Мирза-Аки, теперь оно называется Мырза-Аке.
( 2 комментария — Оставить комментарий )